Божественная комедия

Данте Алигьери (Dante Alighieri)

Часть 2

Чистилище (Purgatorio)

Песнь XVIII
Круг четвёртый (продолжение).— Аббат Сан-Дзено.
1 Окончил речь наставник мой высокий
И мне глядел в глаза, чтобы узнать,
Вполне ли я постиг его уроки.

4 Я, новой жаждой мучимый опять,
Вовне молчал, внутри твердил: «Не дело
Ему, быть может, слишком докучать».

7 Он, как отец, поняв, какое тлело
Во мне желанье, начал разговор,
Чтоб я решился высказаться смело.

10 И я: «Твой свет так оживил мне взор,
Учитель, что ему наглядным стало
Всё то, что перед ним ты распростёр;

13 Но, мой отец, ещё я знаю мало,
Что́ есть любовь, в которой всех благих
И грешных дел ты полагал начало».

16 «Направь ко мне,— сказал он,— взгляд своих
Духовных глаз, и вскроешь заблужденье
Слепцов, которые ведут других.

19 В душе к любви заложено стремленье,
И всё, что нравится, её влечёт,
Едва её поманит наслажденье.

22 У вас внутри воспринятым живёт
Наружный образ, к вам запав — таится
И душу на себя взглянуть зовёт;

25 И если им, взглянув, она пленится,
То этот плен — любовь; природный он,
И наслажденьем может лишь скрепиться.

28 И вот, как пламень кверху устремлён,
И первое из свойств его — взлетанье
К среде, где он прочнее сохранён,—

31 Так душу пленную стремит желанье,
Духовный взлёт, стихая лишь тогда,
Когда она вступает в обладанье.

34 Ты видишь сам, как истина чужда
Приверженцам той мысли сумасбродной,
Что, мол, любовь оправдана всегда.

37 Пусть даже чист состав её природный;
Но если я и чистый воск возьму,
То отпечаток может быть негодный».

40 «Твои слова послушному уму
Раскрыли суть любви; но остаётся
Недоуменье,— молвил я ему.—

43 Ведь если нам любовь извне даётся
И для души другой дороги нет,
Ей отвечать за выбор не придётся».

46 «Скажу, что видит разум,— он в ответ.—
А дальше — дело веры; уповая,
Жди Беатриче, и обрящешь свет.

49 Творящее начало, пребывая
Врозь с веществом в пределах вещества,
Полно особой силы, каковая

52 В бездействии незрима, хоть жива,
А зрима лишь посредством проявленья;
Так жизнь растенья выдаёт листва.

55 Откуда в вас зачатки постиженья,
Сокрыто от людей завесой мглы,
Как и откуда первые влеченья,

58 Подобные потребности пчелы
Брать мёд; и нет хвалы, коль взвесить строго,
Для этой первой воли, ни хулы.

61 Но вслед за ней других теснится много,
И вам дана способность править суд
И делать выбор, стоя у порога.

64 Вот почему у вас ответ несут,
Когда любви благой или презренной
Дадут или отпор, или приют.

67 И те, чья мысль была проникновенной,
Познав, что вам свобода врождена,
Нравоученье вынесли вселенной.

70 Итак, пусть даже вам извне дана
Любовь, которая внутри пылает,—
Душа всегда изгнать её вольна.

73 Вот то, что Беатриче называет
Свободной волей; если б речь зашла
О том у вас, пойми, как подобает».

76 Луна в полночный поздний час плыла
И, понуждая звезды разредиться,
Скользила, в виде яркого котла,

79 Навстречу небу, там, где солнце мчится,
Когда оно за Римом для очей
Меж сардами и корсами садится.

82 И тень, чьей славой Пьетола славней
Всей мантуанской области пространной,
Сложила бремя тяготы моей.

85 А я, приняв столь ясный и желанный
Ответ на каждый заданный вопрос,
Стоял, как бы дремотой обуянный.

88 Но эту дрёму тотчас же унёс
Внезапный крик, и показались тени,
За нами обегавшие утёс.

91 Как некогда Асоп или Исмений
Видали по ночам толпу и гон
Фивян во время Вакховых радений,

94 Так здесь несутся, огибая склон,—
Я смутно видел,— в вечном непокое
Те, кто благой любовью уязвлён.

97 Мгновенно это скопище большое,
Спеша бегом, настигло нас, и так,
Всех впереди, в слезах кричали двое:

100 «Мария в горы устремила шаг,
И Цезарь поспешил, кольнув Марсилью,
В Испанию, где ждал в Илерде враг».

103 «Скорей, скорей, нельзя любвеобилью
Быть вялым!— сзади общий крик летел.—
Нисходит милость к доброму усилью».

106 «О вы, в которых острый пыл вскипел
Взамен того, как хладно и лениво
Вы медлили в свершенье добрых дел!

109 Вот он, живой,— я говорю нелживо,—
Идёт наверх и только солнца ждёт;
Скажите нам, где щель в стене обрыва».

112 Так встретил вождь стремившийся народ;
Одна душа сказала, пробегая:
«Иди за нами и увидишь вход.

115 Потребность двигаться у нас такая,
Что ноги нас неудержимо мчат;
Прости, наш долг за грубость не считая.

118 Я жил в стенах Сан-Дзено как аббат,
И нами добрый Барбаросса правил,
О ком в Милане скорбно говорят.

121 Одну стопу уже во гроб поставил
Тот, кто оплачет этот божий дом,
Который он, имея власть, ославил,

124 Назначив сына, зачатого злом,
С душой ещё уродливей, чем тело,
Не по уставу пастырствовать в нём».

127 Толпа настолько пробежать успела,
Что я не знаю, смолк он или нет;
Но эту речь душа запечатлела.

130 И тот, кто был мне помощь и совет,
Сказал: «Смотри, как двое там, зубами
Вцепясь в унынье, мчатся им вослед».

133 «Не раньше,— крик их слышался за нами,—
Чем истребились те, что по дну шли,
Открылся Иордан пред их сынами.

136 А те, что утомленья не снесли,
Когда Эней на подвиг ополчился,
Себя бесславной жизни обрекли».

139 Когда их сонм настолько удалился,
Что видеть я его уже не мог,
Во мне какой-то помысел родился,

142 Который много всяких новых влёк,
И я, клонясь от одного к другому,
Закрыв глаза, вливался в их поток,

145 И размышленье претворилось в дрёму.


Поэма — Божественная комедия — Алигьери Данте — Часть 2 — Песнь XVIII

Круг четвёртый (продолжение).— Аббат Сан-Дзено.

Жанр: Проза / Поэма
OCR: aphorisms.su
Книги бесплатно
Аннотации к книге
Краткое содержание


Примечания к поэме

18. Слепцов — то есть эпикурейцев, утверждающих, что «любовь оправдана всегда» (ст. 34–36).

30. К среде, где он прочнее сохранён — то есть к сфере огня (см. прим. Ч., IX, 30).

49–51. Творящее начало, по учению схоластов, есть то, что, соединяясь с веществом, придаёт ему тот или иной вид бытия. Для человека творящим началом является душа, пребывающая врозь с веществом в пределах вещества. Таящаяся в ней «особая сила» и есть «природная любовь» (Ч., XVII, 19–27; XVIII, 19–27).

73–74. Вот то, что Беатриче называет свободной волей.— См. Р., IV, 13–21; 73–80; Р., V, 19–24.

79. Навстречу небу.— Суточное перемещение Луны по небесной сфере происходит с запада на восток.

79–81. Там, где солнце мчится...— Луна восходила в знаке Скорпиона и шла тем же путём, который проходит Солнце, когда оно, вступив в это созвездие, кажется для обитателей Рима заходящим между Сардинией и Корсикой.

82. Пьетола — родина Вергилия (см. прим. А., I, 69).

91–93. Асоп и Исмений — реки в Беотии.

100. Мария в горы устремила шаг.— По евангельской легенде, дева Мария поспешила в горы, чтобы приветствовать свою родственницу Елисавету, зачавшую сына.

101–102. Цезарь, вытеснив Помпея из Италии, быстро двинулся в Галлию, оставил Требония и Децима Брута осаждать Марсилью (Массилию, Марсель) с суши и с моря, вступил в Испанию и около Илерды (Лерида) принудил помпеянцев к сдаче (49 г. до н. э.).

118. Сан-Дзено — монастырь в Вероне. Имя говорящего здесь аббата остаётся невыясненным.

119–120. Император Фридрих Барбаросса в 1162 г. разрушил сопротивлявшийся ему Милан; вот почему в этом городе о нём «скорбно говорят».

121–126. Одну стопу уже во гроб поставил Альберто делла Скала, властитель Вероны (умер в 1301 г.), который незаконно назначил аббатом в Сан-Дзено своего побочного сына, хромоногого Джузеппе, человека безнравственного (умер в 1313 г.).

131–132. Зубами вцепясь в унынье — то есть порицая этот грех.

133–135. По библейской легенде, евреи, вышедшие из Египта по дну Чермного моря, побоялись вступить в обетованную землю. За это все совершеннолетние осуждены были умереть в пустыне, и только дети их, сорок лет спустя, наконец увидели Иордан.

136–138. Малодушные спутники Энея, оставшиеся в Сицилии (Эн., V, 700–778).