Стихи Высоцкого

Высоцкий

Есть у всех у дураков...

Есть у всех у дураков
И у прочих жителей
Средь небес и облаков
Ангелы-хранители.

То же имя, что и вам,
Ангелам присвоено:
Если, скажем, я — Иван,
Значит, он — святой Иван.

У меня есть друг — мозгуем
Мы с Николкой всё вдвоём:
Мы на пару с ним воруем
И на пару водку пьём.

Я дрожал, а он ходил,
Не дрожа нисколечко, —
Видно, очень Бог любил
Николай-угодничка.

После дня тяжёлого
Ох завидовал я как...
Твой святой Никола — во!
Ну а мой Иван — дурак.

Я придумал ход такой,
Чтоб заране причитать:
Мне ж до Бога далеко,
А ему — рукой подать.

А недавно снилось мне,
И теперь мне кажется:
Николай-угодник — не-,
А Иван мой — пьяница.

Но вчера патруль накрыл
И меня, и Коленьку —
Видно, мой-то соблазнил
Николай-угодника.

Вот сиди и ожидай —
Вдруг вы протрезвеете.
Хоть пошли бы к Богу в рай —
Это ж вы умеете.

Нет, надежды нет на вас!
Сами уж отвертимся!
На похмелку пейте квас —
Мы на вас не сердимся.

У профессиональных игроков...

У профессиональных игроков
Любая масть ложится перед червой.
Так век двадцатый — лучший из веков —
Как шлюха упадёт под двадцать первый.

Я думаю, учёные наврали,
Прокол у них в теории, парез:
Развитие идёт не по спирали,
А вкривь и вкось, вразнос, наперерез.

Смех, веселье, радость — у него всё было...

Смех, веселье, радость —
У него всё было,
Но, как говорится, жадность
Фраера сгубила...

У него — и то, и сё,
А ему — всё мало!
Ну, так и накрылось всё,
Ничего не стало.

А люди всё роптали и роптали...

А люди всё роптали и роптали,
А люди справедливости хотят:
«Мы в очереди первыми стояли,
А те, кто сзади нас, уже едят!»

Им объяснили, чтобы не ругаться:
«Мы просим вас, уйдите, дорогие!
Те, кто едят, — ведь это иностранцы,
А вы, прошу прощенья, кто такие?»

А люди всё кричали и кричали,
А люди справедливости хотят:
«Ну как же так?! Мы в очереди первыми стояли,
А те, кто сзади нас, уже едят!»

Но снова объяснил администратор:
«Я вас прошу, уйдите, дорогие!
Те, кто едят, — ведь это ж делегаты,
А вы, прошу прощенья, кто такие?»

А люди всё кричали и кричали —
Наверно, справедливости хотят:
«Ну как же так?! Ведь мы ещё...
Ну как же так?! Ну ещё...
Ведь мы в очереди первыми стояли,
А те, кто сзади нас, уже едят!»

Песня о двух красивых автомобилях

Без запретов и следов,
Об асфальт сжигая шины,
Из кошмара городов
Рвутся за город машины, —
И громоздкие, как танки,
«Форды», «линкольны», «селены»,
Элегантные «мустанги»,
«Мерседесы», «ситроены».
Будто знают — игра стоит свеч.
Это будет — как кровная месть городам!
Поскорей — только б свечи не сжечь,
Карбюратор — и что у них есть ещё там...
И не видно полотна —
Лимузины, лимузины...
Среди них, как два пятна,
Две красивые машины, —
Будто связанные тросом
(А где тонко, там и рвётся).
Акселераторам, подсосам
Больше места не найдётся.
Будто знают — игра стоит свеч.
Только б вырваться — выплатят всё по счетам.
Ну а, может, он скажет ей речь
На клаксоне... и что у них есть ещё там...
Это скопище машин
На тебя таит обиду, —
Светло-серый лимузин,
Не теряй её из виду!
Впереди, гляди, разъезд, —
Больше риска, больше веры!
Опоздаешь! Так и есть —
Ты промедлил, светло-серый!
Они знали — игра стоит свеч.
А теперь — что ж сигналить рекламным щитам?!
Ну а, может, гора ему с плеч, —
Иль с капота — и что у них есть ещё там...
Нет, развилка — как беда.
Стрелки врозь — и вот не здесь ты!
Неужели никогда
Не сближают нас разъезды?

Этот сходится, один, —
И, врубив седьмую скорость,
Светло-серый лимузин
Позабыл нажать на тормоз.
Что ж, съезжаться — пустые мечты?
Или это есть кровная месть городам...
Покатились колёса, мосты —
И сердца — или что у них есть ещё там...

То была не интрижка...

То была не интрижка —
Ты была на ладошке,
Как прекрасная книжка
В грубой суперобложке.

Я влюблён был, как мальчик:
С тихим трепетом тайным
Я листал наш романчик
С неприличным названьем.

Были слёзы,
угрозы —
Всё одни и всё те же,
В основном была проза,
А стихи были реже.

Твои бурные ласки
И все прочие средства —
Это страшно, как в сказке
Очень раннего детства.

Я надеялся втайне,
Что тебя не листали,
Но тебя, как в читальне,
Слишком многие брали.

Не дождаться мне мига,
Когда я с опозданьем
Сдам с рук на руки книгу
С неприличным названьем.

Цунами

Пословица звучит витиевато:
Не восхищайся прошлогодним небом,
Не возвращайся — где был рай когда-то,
И брось дурить — иди туда, где не был.
Там что творит одна природа с нами!
Туда добраться трудно и молве.
Там каждый встречный — что ему цунами! —
Со штормами в душе и в голове.
Покой здесь, правда, ни за что не купишь —
Но ты вернёшся, говорят ребята,
Наперекор пословице поступишь —
Придёшь туда, где встретил их когда-то.
Здесь что творит одна природа с нами!
Сюда добраться трудно и молве.
Здесь иногда рождаются цунами
И рушат всё в душе и в голове.
На море штиль, но в мире нет покоя —
Локатор ищет цель за облаками.
Тревога — если что-нибуть такое —
Или сигнал: «Внимание — цунами!»
Я нынче поднимаю тост с друзьями!
Цунами — равнодушная волна.
Бывают беды пострашней цунами
И — радости сильнее, чем она.


Стихи — Стихи Высоцкого

Избранные стихотворения Высоцкого