Фауст

Иоганн Вольфганг Гёте

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

АКТ ВТОРОЙ

СКАЛИСТЫЕ БУХТЫ ЭГЕЙСКОГО МОРЯ
Луна, остающаяся все время в зените.
Сирены

(Расположившись кругом на утесах, играют на флейтах и поют)

Как преступницы и лгуньи,
Фессалийские колдуньи
Низводили беззаконно
Трон твой наземь с небосклона.
Но спокойно, примирение
Посмотри на блеск затона
И на белые буруны
Разволнованной лагуны.
Служим мы тебе усердно,
Будь, луна, к нам милосердна.
Нереиды и тритоны

(В виде морских чудовищ)

Вызовем трубой протяжной
На простор равнины влажной
Всех со дна, из глубины!
Из пучины, бурей взрытой,
Мы сюда, в залив укрытый,
Песнями привлечены.
Мы для праздника надели
Перстни, цепи, ожерелья,
Золотые пояса.
Тут утопленниц каменья.
Это — кораблекрушений
Затонувшая краса.
Это, демоны залива,
Ваша страшная пожива.
Моряки, ища причала,
Разбивались здесь о скалы,
Слыша ваши голоса.
Сирены
Знаем мы, что в синей зыби
Нежится порода рыбья,
Отливая чешуей.
Но на нынешнем веселье
Мы б увериться хотели,
Что не рыбы вы душой.
Нереиды и тритоны
Прежде чем сюда приплыли,
Это мы сообразили.
Отплывем от этих глыб,
В глубину нырнем проворно
И докажем, что, бесспорно,
Кровью мы теплее рыб.

(Удаляются.)

Сирены
Исчезли вмиг.
Попутным зефиром
Уносит их
К высоким кабирам.
О них в Самофракии
Предания всякие.
Ходит молва:
Сами себя производят, не зная,
Кто они сами,
Те божества.
Месяц над нами,
Останься всю ночь!
Утро лучами
Погонит нас прочь.
Фалес

(На берегу Гомункулу)

Я б мог свести тебя с охотой
С Нереем, мы у края грота.
Но он ужасный мизантроп,
Ворчлив, упрям и твердолоб.
Одно уже людское имя
Рождает злобу в нелюдиме.
Но будущность ему ясна,
Вот оправданье ворчуна.
Старик своим сужденьем строгим
Нередко был полезен многим.
Гомункул
Заглянем все ж. Я не боюсь,
Что сгасну или разобьюсь.
Нерей
Людской какой-то голос? Что за гость?
О люди! В сердце будите вы злость!
С богами вы желаете сравняться
И над собой не можете подняться.
Какой бы дивный я вкушал покой,
Не будь мне жалко слабости людской!
Напрасно проявлял я жалость эту,
И пропадали зря мои советы.
Фалес
И все же нас ответом удостой,
Мудрец пучины, старец водяной!
Вот в образе людском огонь пред нами.
Ждет от тебя совета это пламя.
Нерей
Совета? Кто оценит мой совет?
Для увещаний в мире слуха нет.
Хоть люди платятся своей же шкурой.
Умней не делаются самодуры.
Как я Париса предостерегал,
Чтоб он чужой жены не похищал!
Здесь, на границе греческой земли,
Когда он предо мной стоял надменно,
Я предсказал ему проникновенно
Все, что прозрел я мысленно вдали:
Войну, приплытье греков, дни осады,
Треск балок, дым, горящие громады,
Захват твердыни, преданной огню,
Пожар, убийство, бойню и резню.
День судный Трои, гением поэта
На страх тысячелетиям воспетый.
Но вызывающего смельчака
Не удержало слово старика.
В угоду чувству он попрал закон,
И пал его виною Илион.
По-богатырски пал, во всем величье,
Орлов на Пинде сделавшись добычей.
Улисса остерег я наперед
О том, что он к Циклопу попадет,
И предсказал плененье у Цирцеи,
Но стал ли он от этого умнее?
Что спасся он, — счастливая случайность.
А то б его не миновала крайность.
Фалес
Конечно, грубость сердит мудреца,
Но есть и благодарные сердца.
Признательности капля перевесит
Тьму оскорблений, как они ни бесят.
Пожалуйста, дай мальчику совет,
Как до конца произойти на свет.
Нерей
Не омрачайте моего чела.
Я весел нынче. Побоку дела!
Жду дочерей своих на праздник званый,
Дорид прелестных, граций океана.
Ни на Олимпе, ни у вас, нигде
Нет равного их игрищам в воде.
Перелетая и садясь, верхом
Со спин драконьих на коней Нептуна,
Они плывут в безудержности юной,
Ныряют вглубь и носятся кругом.
Они слились с водой так воедино,
Что пена носит их, как паутину.
Вот, показавшись из-за их голов,
И Галатея по верхам валов
В Венериной жемчужной колеснице,
На цельной раковине стоя, мчится.
С тех пор как нет Киприды с нами тут,
Ее в Пафосе как богиню чтут.
Свой выезд, остров, храм и все затеи
Венера завещала Галатее;
Ступайте прочь. В приятный этот час
Не хочется мне гневаться на вас.
Протей пусть разгадает вам загадку.
Как народиться и расти зачатку.

(Уходит к морю.)

Фалес
Шаг этот не дал ничего. Найдется
Протей, он тут же тотчас расплывется,
А если даст ответ, его язык
Загадочен и ставит всех в тупик.
Но так как выход все ж необходим,
Попробуем, Протея посетим.

Удаляются.
Сирены

(С вершины скалы)

Что, издали белея,
В волнах плывет к Нерею?
Как паруса, вразвалку,
Русалка за русалкой
Врезаются, нагие,
В родимую стихию.
Сойдемте с косогора,
Прислушаемся к хору.
Нереиды и тритоны
Священные предметы
У нас в руках воздеты.
Мы на щите Хелоны
Вам привезли, тритоны,
Достойные служенья
Богов изображенья.
Сирены
Ростом — сморчки,
Силой — быки,
Кабиры — спасенье
Терпящим крущенье.
Нереиды и тритоны
Они — порука мира
Средь празднества и пира.
В морях под их охраной
Не страшно урагана.
Сирены
Милее отца
Кабир для пловца
С разбитой галеры
Близ нашей пещеры.
Нереиды и тритоны
 С собой захватили мы трех,
Четвертый остался, не мог.
Он главный, сто к вам не тянет,
Он важными мыслями занят.
Сирены
Пусть боги, сойдясь меж собой,
Порочат любого любой,
Над ними трунить мы не смеем,
Но чтим их и благоговеем.
Нереиды и тритоны
Считалось ведь семеро их.
Сирены
Куда ж подевали троих?
Нереиды и тритоны
Никто не мог дать справок.
Идет с Олимпа слух,
Что есть восьмой, вдобавок
К семи примкнувший вдруг.
Они нам дали слово
Быть тут, но не готовы.

Эти несравненные
В жажде перемены,
Как на волю пленные,
Рвутся из вселенной.
Сирены
Мы и луну и солнце чтим,
И всех богов на свете молим,
Мы делу тем не повредим,
Когда в усердье пересолим.
Нереиды и тритоны
Надо праздник с блеском справить.
Он нас может всех прославить.
Сирены
Герои древности — руна
Искали золотого.
Но много больше вам цена
И вашему улову!
Кабиры выше, чем руно,
Найти их было вам дано.

(Припев хором.)

Кабиры выше, чем руно,
Найти их было вам дано.

Нереиды и тритоны проплывают мимо.
Гомункул
Так вот что, не щадя башки,
Исследует ученый?
Божки похожи на горшки
Из глины обожженной.
Фалес
Монета — редкость, если медь
Стара и стала зеленеть.
Протей

(Незамеченный)

Люблю я шалости и козни.
Чем что курьезней, тем серьезней,
Фалес
Где ты, Протей?
Протей

(Голосом чревовещателя, то близко, то издали)

Я там! Я тут!
Фалес
Все те же шутки, шелапут.
Для друга брось свои повадки.
Я знаю, ты играешь в прятки.
Протей

(Как бы издали)

Прощай!
Фалес

(Шепотом Гомункулу)

Он рядом, в двух шагах.
Поярче засветился ты бы.
Он любопытнее, чем рыба.
Во что бы этот вертопрах
Ни воплотился, он пред нами
Предстанет, чуть увидит пламя.
Гомункул
Я добела накал довел бы,
Не лопнула бы только колба.
Протей

(В образе гигантской черепахи)

Что я за странный свет манящий вижу?
Фалес

(Закрывая Гомункула)

Я этот свет совсем к тебе приближу,
Но на себя возьми ничтожный труд:
Явись нам в положении стоячем,
Двуногим человеком без причуд,
И мы тебе покажем то, что прячем.
Протей

(В благородном образе)

Ты сохраняешь мудреца уловки.
Фалес
А ты все тот же оборотень ловкий.

(Открывает Гомункула.)

Протей

(Удивленно)

Лучистый гном! Не видел никогда!
Фалес
Дай нам совет. Вот в чем его нужда.
Хотел бы он родиться не на шутку.
В рожденье он, как понял я малютку,
Остался, так сказать, на полпути
И лишь наполовину во плоти.
Духовных качеств у него обилье,
Телесными ж его не наградили.
Он ничего б не весил без стекла.
Как сделаться ему, как все тела?
Протей
Он ранний плод, созревший до посева,
Как преждевременное чадо девы.
Фалес

(Вполголоса)

Хотя вопрос пока еще открыт,
Мне кажется, что он — гермафродит.
Протей
Тем лучше. Он в тот пол и попадет,
К которому он больше подойдет.
Послушай, малый! В море средь движенья
Начни далекий путь свой становленья.
Довольствуйся простым, как тварь морей.
Глотай других, слабейших, и жирей.
Успешно отъедайся, благоденствуй
И постепенно вид свой совершенствуй.
Гомункул
Какой здесь воздух вольный и живой!
Как пахнет морем и морской травой!
Протей
 Ты, мальчик, прав. Когда ж сойдешь ты вниз,
На узкий, выдавшийся в море мыс,
Где разбиваются седые гребни,
То запах моря там еще целебней.
Но вот и шествие вдали.
Смотри, мы вовремя пришли.
Пойдем туда.
Фалес
Я к вам пристану.
Гомункул
Трех духов выход к океану.

Родосские тельхины с трезубцем Нептуна подплывают на морских конях и драконах.
Хор
Мы этот трезубец сковали Нептуну,
Он им усмиряет валы и буруны.
Когда, Громовержца удары гремят,
Нептун отвечает на грома раскат.
Зубчатые молнии падают в воду,
Косматые волны встают к небосводу,
А все, что меж ними, то обречено
В неравной борьбе погрузиться на дно.
Жезл этот нам передан временно в руки,
Чтоб праздник прошел без заботы и скуки.
Сирены
Вам, молитвенникам лета,
Солнца и дневного света,
Мы, поклонницы луны,
Кланяемся с вышины.
Тельхины
Богиня ночная, ты тем благодатней,
Что дышишь без зависти славою братней.
Ты ждешь с нетерпеньем, чтоб остров Родос
Свой гимн, славословящий солнце, принес.
Начав восхожденье из глуби бездонной,
Сияя, глядит Аполлон с небосклона
На море, на остров, на горы, луга,
На улицы города и берега.
А если случайно их мгла затуманит,
Луч лишний — другой, и тумана не станет.
И бог узнает себя в сотне картин,
Он кроток, он юноша, он исполин.
Мы образ его изваяли впервые,
Придав божеству очертанья людские.
Протей
Пускай гордятся, самохвалы!
Стихии солнечной нимало
Не нужны мертвые дела.
Они кричат, как о победе,
О выделке богов из меди,
Как будто б польза в том была.
Стоят недолго истуканы,
И лава первого вулкана
Растапливает их литье.
Существование на суше
Ведет к ничтожеству, к бездушью
И обрекает на нытье.
Итак, в извечную пучину
Скорее на спине дельфина
Перебирайся на житье.

(Превращается в дельфина.)

Сбеги по отмелям песчаным
На обрученье с Океаном,
В котором — счастие твое.
Фалес
Пленись задачей небывалой,
Начни творенья путь сначала.
С разбегу двигаться легко.
Меняя формы и уклоны,
Пройди созданий ряд законный, —
До человека далеко.

Гомункул садится на Протея-дельфина.
Протей
Доверься морю, дух без плоти!
Кружась в его водовороте,
Носись по прихоти любой.
Не думай только, диво эко,
Догнать в развитье человека,
А то все кончено с тобой.
Фалес
Смотря как к делу подойдете:
Порой и человек в почете.
Протей

(Фалесу)

Да, если он на твой покрой,
То долго помнится такой.
Ты у меня ведь на примете
Уже не первое столетье.
Сирены

(На скалах)

Что за облака белеют
Венчиком вокруг луны?
Голуби влюбленно реют,
Страстью к ней привлечены.
Как в святилище пафосском,
Нежно воркованье стай.
Их горячим отголоском
Праздник полон через край.
Нерей

(Подходя к Фалесу)

Можно счесть за испаренья
Это лунное кольцо.
Духи, мы иного мненья:
Здесь другое налицо.
Это голуби Венеры
В свите дочери моей
Прорезают атмосферу,
Вихря всякого резвей.
Фалес
Чту и я, как все, богиню
И считаю, что везде
Надо содержать святыню
В теплом, обжитом гнезде.
Псиллы и марсы

(Плывя на морских быках, тельцах и баранах)

На Кипре, в глухом углубленье,
Вдали от морского волненья,
Разливов и землетрясений,
В пещере, закрытой чужим,
В блаженном краю безмятежном,
Овеянном вечным, безбрежным,
Чарующим ветром морским,
Мы, в жизни видавшие виды,
Служители дивной Киприды,
Ее колесницу храним.
Когда же ночною порою
При ласковом плеске прибоя
Мы дочь твою, детище влаги,
Украдкой вывозим на мыс
В коралловой той колымаге,
Ничто нам не сбавит отваги,
Ничей не пугает девиз:
Креста ли, или полумесяца,
Орла иль крылатого льва.
Цари пусть враждуют и бесятся.
Природа, как прежде, жива.
И уничтожают ли пажити
И гибнут в боях города,
Вы нам никогда не закажете
Пути с Галатеей сюда.
Сирены
Выделяясь станом дюжим,
Нереиды во весь рост
Замыкают полукружьем
Шествия морского хвост.
И, вся в мать свою, богиню,
Меж дорид, своих сестер,
Галатея в середине
Выплывает на простор.
Несмотря на свой бесстрастный,
Олимпийский, вечный род,
По-людски она прекрасна
И, как смертная, влечет.
Дориды

(Проплывая на дельфинах мимо Нерея, хором)

Мы своих супругов юных
Показать хотим отцу.
Месяц, в переливах лунных
Свет разлей по их лицу!

(Нерею.)

Этих молодых матросов,
Выброшенных близ земли,
Мы нашли среди утесов,
Обогрели и спасли.
И теперь от них в награду
Мы получим жар любви,
Ты ж, не отвращая взгляда,
Наш союз благослови.
Нерей
Двойным добром должно считаться
Добра плодами наслаждаться.
Дориды
Если ты не осудил
Нас, что мы судьбою вертим,
Одари их всех бессмертьем,
Как и нас ты одарил.
Нерей
Порадуйтесь прекрасным пленным
И можете их взять в мужья,
Но Зевс лишь делает нетленным,
В чем властен он, не властен я.
Вас волны зыблют, как качели,
И так же зыблема любовь.
Когда пройдет ее похмелье,
Верните на берег их вновь.
Дориды
Счастливый путь вам, дорогим,
Расстанемся на полдороге.
Мы вечной верности хотим,
Которой не желают боги.
Юноши
 О, если бы нас, моряков,
Всегда, как вы, ласкали,
Мы лучшего бы до веков
Скончанья не желали.

Галатея приближается на своей раковине, превращенной в колесницу.
Нерей
Ты здесь, моя прелесть?
Галатея
Отец! О судьбина!
Мне глаз не отвесть. Погодите, дельфины!
Нерей
Уже их нет, проплыли мимо
Станицею неудержимой,
Ушли, меня не захватив,
Что им сердечный мой порыв?
Но и единственному взгляду
В теченье года сердце радо.
Фалес
Слава вам! Слава вам дважды!
Я ожил, цвету, торжествую
И большего в мире не жажду.
Я истину понял живую:
Вся жизнь из воды происходит.
Вода все хранит, производит.
Когда б не скоплялся туман,
И туч не рождал океан,
И дождь не струился ручьями,
И реки, наполнившись, сами
Опять не впадали в моря,
Где были бы горы со льдами,
Долины и все мирозданье?
Вода, из себя все творя,
Все зиждет, вся жизнь — в океане!
Эхо

(Хор всех рядов)

Источник всего в океане!
Нерей
Они свернули, но не вспять,
А в сторону, за эти скалы,
На вольную морскую гладь.
Но колесница из коралла,
В которой дочку увезли,
Еще виднеется вдали
Светящеюся точкой малой.
Ее всегда я отличу,
Как звездочку, или свечу,
Или язык огня средь дыма,
Или знакомый взгляд любимый,
Подобный яркому лучу
В чужой толпе неисчислимой.
Гомункул
В воде еще всесильней
Горит моя светильня
Среди чудес вокруг.
Протей
В особенности странно,
Что твой колпак стеклянный
Дает чудесный звук.
Нерей
Но что там за новый таинственный случай
Замедлил движенье ватаги пловучей?
Вкруг раковины и у ног Галатеи
Пылает огонь то сильней, то слабее,
Как будто приливом любви пламенея.
Фалес
По-видимому, по совету Протея
Гомункул охвачен томленья огнем.
Мне слышатся стоны. Бот вскрик потрясенья,
Несчастный на трон налетает стеклом,
Стекло разбивается, а наполненье,
Светясь, вытекает в волну целиком.
Сирены
Как пышут и светятся волны прибоя,
Друг друга гоня и сшибаясь гурьбою!
Всем морем чудесный огонь овладел,
И блещут в воде очертания тел.
Хвала тебе, Эрос, огонь первозданный,
Объявший собою всю ширь океана!
Слава чуду, и хваленье
Морю в пламени и пене!
Слава влаге и огню!
Слава редкостному дню!
Все вместе
Слава воздуху! Хвала
Тайнам суши без числа!
Всем у этой переправы
Четырем стихиям слава!


Трагедия — Фауст — Иоганн Вольфганг Гёте — Скалистые бухты эгейского моря

Жанр: Проза / Трагедия
OCR: aphorisms.su
Книги бесплатно
Аннотации к книге
Краткое содержание