Божественная комедия

Данте Алигьери (Dante Alighieri)

Часть 2

Чистилище (Purgatorio)

Песнь XXVIII
Земной Рай.— Мательда.
1 В великой жажде обойти дозором
Господень лес, тенистый и живой,
Где новый день смягчался перед взором,

4 Я медленно от кручи круговой
Пошёл нагорьем, и земля дышала
Со всех сторон цветами и травой.

7 Ласкающее веянье, нимало
Не изменяясь, мне моё чело
Как будто нежным ветром обдавало

10 И трепетную сень вершин гнело
В ту сторону, куда гора святая
Бросает тень, как только рассвело,—

13 Но всё же не настолько их сгибая,
Чтобы умолкли птички, оробев
И все свои искусства прерывая:

16 Они, ликуя посреди дерев,
Встречали песнью веянье востока
В листве, гудевшей их стихам припев,

19 Тот самый, что в ветвях растёт широко,
Над взморьем Кьясси наполняя бор,
Когда Эол освободит Сирокко.

22 Я между тем так далеко простёр
Мой путь сквозь древний лес, что понемногу
Со всех сторон замкнулся кругозор.

25 И вдруг поток мне преградил дорогу,
Который мелким трепетом волны
Клонил налево травы по отлогу.

28 Чистейшие из вод земной страны
Наполнены как будто мутью сорной
Пред этою, сквозной до глубины,

31 Хотя она струится чёрной-чёрной
Под вековечной тенью, для лучей
И солнечных, и лунных необорной.

34 Остановясь, я перешёл ручей
Глазами, чтобы видеть, как растенья
Разнообразны в свежести своей.

37 И вот передо мной, как те явленья,
Когда нежданно в нас устранена
Любая дума силой удивленья,

40 Явилась женщина, и шла одна,
И пела, отбирая цвет от цвета,
Которых там пестрела пелена.

43 «О женщина, чья красота согрета
Лучом любви, коль внешний вид не ложь,
Но сердца достоверная примета,—

46 Быть может, ты поближе подойдёшь,—
Сказал я ей,— и станешь над стремниной,
Чтоб я расслышать мог, что ты поёшь?

49 Ты кажешься мне юной Прозерпиной,
Когда расстаться близился черёд
Церере — с ней, ей — с вешнею долиной».

52 Как чтобы в пляске сделать поворот,
Она, скользя сомкнутыми стопами
И мелким шагом двигаясь вперёд,

55 Меж алыми и жёлтыми цветами
К моей оборотилась стороне
С девически склонёнными глазами;

58 И мой призыв был утолён вполне,
Когда она так близко подступила,
Что смысл напева долетал ко мне.

61 Придя туда, где побережье было
Уже омыто дивною рекой,
Открытый взор она мне подарила.

64 Едва ли мог струиться блеск такой
Из-под ресниц Венеры, уязвлённой
Негаданно сыновнею рукой.

67 Среди травы, волнами орошённой,
Она, смеясь, готовила венок,
Без семени на высоте рождённый.

70 На три шага нас разделял поток;
Но Геллеспонт, где Ксеркс познал невзгоду,
Людской гордыне навсегда урок,

73 Леандру был милее в непогоду,
Когда он плыл из Абидоса в Сест,
Чем мне — вот этот, не разъявший воду.

76 «Вы внове здесь; мой смех средь этих мест,
Где людям был приют от всех несчастий,—
Так начала она, взглянув окрест,—

79 Мог удивить вас и смутить отчасти;
Но ум ваш озарится светом дня,
Вникая в псалмопенье „Delectasti“.

82 Ты, впереди, который звал меня,
Спроси, что хочешь; я на всё готова
Подать ответ, всё точно изъясня».

85 «Вода и шум лесной,— сказал я снова,—
Колеблют то, что моему уму
Внушило слышанное прежде слово».

88 На что она: "Сомненью твоему
Я их причину до конца раскрою
И сжавшую тебя рассею тьму.

91 Творец всех благ, довольный лишь собою,
Ввёл человека добрым, для добра,
Сюда, в преддверье к вечному покою.

94 Виной людей пресеклась та пора,
И превратились в боль и в плач по старом
Безгрешный смех и сладкая игра.

97 Чтоб смуты, порождаемые паром,
Который от воды и от земли
Идёт, по мере силы, вслед за жаром,

100 Тревожить человека не могли,
Гора вздыбилась так, что их не знает
Над уровнем ворот, где вы вошли.

103 Но так как с первой твердью круг свершает
Весь воздух, если воздуху вразрез
Какой-либо заслон не возникает,

106 То здесь, в чистейшей высоте небес,
Его круговорот деревья клонит
И наполняет шумом частый лес.

109 Растение, которое он тронет,
Ему вверяет долю сил своих,
И он, кружа, её вдали уронит;

112 Так в дальних землях, если свойства их
Иль их небес пригодны, возникая,
Восходит много отпрысков живых.

115 И там бы не дивились, это зная,
Тому, что иногда ростки растут,
Без видимого семени вставая.

118 И знай про этот дивный лес, что тут
Земля богата всяческою силой
И есть плоды, которых там не рвут.

121 И этот вот поток рождён не жилой,
В которой охладелый пар скоплён
И вдаль течёт, то буйный, то унылый;

124 Его источник прочен и силён
И черплет от господних изволений
Всё, что он льёт, открытый с двух сторон.

127 Струясь сюда — он память согрешений
Снимает у людей; струясь туда —
Дарует память всех благих свершений.

130 Здесь — Лета; там — Эвноя; но всегда
И здесь, и там сперва отведать надо,
Чтоб оказалась действенной вода.

133 В её вкушенье — высшая услада.
Хоть, может быть, ты жажду утолил
Услышанным, но я была бы рада,

136 Чтоб ты в подарок вывод получил;
Тебе он не обещан, но едва ли
От этого он станет меньше мил.

139 Те, что в стихах когда-то воспевали
Былых людей и золотой их век,
Быть может, здесь в парнасских снах витали:

142 Здесь был невинен первый человек,
Здесь вечный май, в плодах, как поздним летом,
И нектар — это воды здешних рек«.

145 Я обратил лицо к моим поэтам
И здесь улыбку их упомяну,
Мелькнувшую при утвержденье этом;

148 Потом взглянул на дивную жену.


Поэма — Божественная комедия — Алигьери Данте — Часть 2 — Песнь XXVIII

Земной Рай.— Мательда.

Жанр: Проза / Поэма
OCR: aphorisms.su
Книги бесплатно
Аннотации к книге
Краткое содержание


Примечания к поэме

2. Господень лес — то есть Земной Рай.

20. Над взморьем Кьясси наполняя бор — сосновый лес (Pineta) на берегу Адриатического моря, к югу от Равенны. Эта местность носит название Chiassi, или Classe (от лат. classis — флот), потому что во времена императорского Рима здесь был расположен морской порт (Portus Classis) Равенны. Впоследствии море отступило к востоку.

21. Эол — царь ветров, держащий их скованными в пещере и выпускающий их по произволу. Сирокко — юго-восточный ветер.

25. Поток — Лета (см. ст. 121–133).

40. Явилась женщина.— Из уст Беатриче (Ч., XXXIII, 119) мы узнаём её имя: Мательда.

49–51. Прозерпину (см. прим. А., IX, 38–48), дочь Юпитера и Цереры, бог преисподней Плутон похитил в тот миг, когда она собирала цветы на лугу (Метам., V, 385–401).

65–66. Венеры, уязвлённой негаданно сыновнею рукой.— Венера воспылала любовью к Адонису, когда её сын Купидон нечаянно задел ей грудь стрелой (Метам., X, 525–532).

71–72. Геллеспонт...— Ксеркс, наведя мосты, с несметным войском перешёл Геллеспонт и вторгся в Грецию (в 480 г. до н. э.). Потерпев поражение, он переплыл его обратно в рыбачьей лодке, спасаясь бегством.

73–74. Леандр, герой греческой легенды, обитавший в Абидосе, на азиатском берегу Геллеспонта, по ночам переплывал пролив для свиданий с Геро, жившей в Сесте, на европейском берегу.

76. Мой смех средь этих мест — то есть посреди Земного Рая, навсегда утраченного для человечества.

81. «Delectasti» (лат.) — «Ты возвеселил [меня, господи, творением твоим...]». Мательда поясняет, что она радуется красоте Земного Рая.

82. Ты, впереди...— Данте стоит ближе к Мательде, чем сопутствующие ему Вергилий и Стаций (ст. 145–147).

85–87. Данте, помня сказанное Стацием (Ч., XXI, 46–54), удивлён, встретив воду и ветер в Земном Раю.

97–108. Согласно с Аристотелевой физикой, «влажными парами» порождаются атмосферические осадки, а «сухими парами» — ветер. Мательда поясняет, что только ниже уровня ворот Чистилища наблюдаются такого рода смуты, порождаемые паром, который «вслед за жаром», то есть под воздействием солнечного тепла поднимается от воды и от земли. На высоте Земного Рая уже нет беспорядочных ветров. Здесь ощущается только равномерный круговорот земной атмосферы с востока на запад (ср. ст. 7–12), вызываемый вращением первой тверди, то есть девятого неба, или Перводвигателя, который приводит в движение замкнутые в нём восемь небес.

121–133. Поток, текущий в Земном Раю, разделяется на два. Влево (ст. 27) струится Лета, истребляющая память о совершённых грехах; вправо — Эвноя («добрая память»), воскрешающая в человеке воспоминание о всех его добрых делах.

141. В парнасских снах — то есть в поэтических мечтаниях.